Stanbul.ru

25. Селим третий, турецкий султан
25. Селим третий, турецкий султан
Начало нового царствования турецкого султана Селима третьего было печально. Русские и австрийцы переходили от победы к победе; Молдавия, Валахия, Бессарабия были завоеваны и опустошены. К счастью для турок , в это самое время начала составляться коалиция против французской революции. Желая направить в эту сторону все силы своего оружия, император Леопольд подписал, в 1791 году, Систовский мир; Россия последовала его примеру и заключила в следующем году Ясский договор; она сохранила за собой Крым и Кубань, но возвратила прочие свои завоевания.

К бедствиям неудачной войны присоединились неурядицы и анархия в провинциях. Султан Селим, поняв, от какого зла погибало государства, решил принять против него меры и посвятил себя делу возрождения, которое, однако, оказалось выше его сил. По совету барона Тотта, он призвал из Франции и других христианских стран инженеров, преобразовал флот, создал новые команды моряков, новые верфи, преобразовал артиллерию, основал арсенал Топ-Хане, отданный под управление французских офицеров, учредил новые милиции и нововведениями по всем отраслям общественной службы обнаружил намерение увлечь Турцию далеко от традиций прошлого, угрожавших ей близкой гибелью. Но янычары, улемы, вообще все, заинтересованные в сохранении злоупотреблений, восчувствовали из-за этого ненависть к султану, которая впоследствии должна была разрешиться взрывом против реформатора.

Представитель Франции в Константинополе был естественным пособником султана Селима третьего в предпринятом последним деле. Но доброе согласие между обоими государствами было на минуту омрачено египетской экспедицией. Эта страна, подчиненная тирании мамелюков, принадлежала Турции только номинально. Тем не менее, султан Селим был глубоко раздражен этим занятием одной из его провинций. Впрочем, молодой завоеватель, отказавшись от старинной политики французских королей, мечтал тогда о разделе Турции. «Оттоманская империя, — сказал Наполеон I, — разрушается с каждым днем, обладание Ионийскими островами позволит нам принять свою долю участия в нем».

Наполеон недолго носился с этими идеями; после неудачного исхода своей египетской экспедиции, занятия Мальты и Ионийских островов англичанами, он решил опереться на Турцию против России и Англии. На другой день после Аустерлицкой битвы дружественные отношения были возобновлены. Возрастающая важность Восточного вопроса не могла ускользнуть от гения Наполеона; поэтому-то он и поддерживал горячо попытки султана Селима возродить свою империю. «Кто бы мог, — писал он сенату, — исчислить продолжительность войн, число кампаний, которые надо будет сделать для вознаграждения за несчастия, которые могут произойти от падения Константинопольской империи, если бы любовь к спокойствию труса и прелестям большого города одержала верх над советами мудрой предусмотрительности? Мы оставили бы нашим племянникам продолжительное наследие войн и несчастий; при восстановлении и торжестве греческой тиары от Балтийского до Средиземного морей, мы в наши дни увидели бы нашествие на наши провинции тучи фанатиков и варваров, и если бы в этой слишком запоздалой борьбе цивилизованная Европа погибла, то наш индифферентный образ действий справедливо возбудил бы жалобы потомства и заслужил бы имени позора в истории. Союз Франции означал войну с Россией и Англией; когда русские войска дошли в 1806 году до Бухареста, Наполеон оказал султану Селиму помощь людьми и деньгами; он приказал Мармону не щадить ничего, чтобы прийти на помощь своему союзнику. В следующем году поддержка Франции оказалась еще более действительной против англичан. Вице-адмирал Дукворт возымел смелый план пройти Дарданеллы и предписать турецкому султану законы в Константинопольском порте. Французский посол Себастиани не мог сначала встряхнуть трусливую сонливость Дивана, и английский флот мог стать на якоре в Мраморном море; он даже получил приказание удалиться; но он отказался исполнить это приказание и заставил султана Селима краснеть за слабость своих советников. Себастиана вырвал у турецкого султана приказ готовиться к обороне и, опираясь на порыв населения, не щадя ни золота, ни деятельности, успел придать грозное положение подступам к столице. Англичане не решились сделать нападение и принуждены были удалиться, но при отступлении они потеряли два корвета, а несколько больших кораблей потерпели серьезные аварии. В 1807 году англичане пробовали отмстить занятием Египта, но должны были почти тотчас же очистить его.

Война с Россией не представляла особенно важных событий до момента возникновения революции, стоившей султану Селиму престола, а потом и жизни. Самой опасной из реформ султана была реформа, коснувшаяся армии; думая создать ядро для войск, образованных по европейскому образцу, он учредил корпус низам-джедид, который, само собой разумеется, послужил для янычар предметом страшной ненависти. Часть его была отправлена в Азию, и к ней были присоединены 2000 солдат, по имени ямак-табиали (батарейные служители), получавших одинаковое жалованье и имевших одинаковое назначение. Рассчитывали, что оба рода войск соединят свои усилия для поддержания власти, их создавшей. Но султана Селима окружали вероломные советники, старавшиеся поддерживать раздоры и возбуждать недоверие. Отданный ямакам приказ надеть новую форму послужил сигналом для давно подготовлявшегося восстания. Ямаки изрубили Махмуда эффенди, решили уничтожить корпус низамов и остановить государство на пути к гибели, в которую вовлекали его сторонники реформы; и вот они отправились в Константинополь. Там, соединившись с частью янычар, они заставили султана уничтожить соперничавшую с ними милицию и задушили некоторых из главных государственных деятелей. Самый ненавистный из них, Бостанджи-бачи, был спрятан в стенах сераля; они потребовали у султана выдачи его себе. Селим колебался, но этот верный слуга сам предложил принести себя в жертву. «Так как ты согласен на эту жертву, то умри, сын мой! — сказал ему султан, — и да будет над тобой благословение Аллаха!» Несколько минут спустя, голова Бостанджи была выставлена наряду с головами семнадцати других важных государственных сановников.

Эти убийства поощрили предводителей заговора потребовать большего. Они спросили у муфтия, истолкователя закона пророка, может ли царствовать султан, преступивший предписания Корана. Муфтий, сочувствовавший мятежникам, дал отрицательный ответ; такова была формула низложения. Муфтий, под покровом своего священного звания, отправился передать ее несчастному Селиму. Последний покорился своей участи с мусульманским самоотречением и отправился в апартаменты сераля занять место своего двоюродного брата Мустафы, который и был облечен верховной властью (май 1807 г.).
 

Объявления


Интересное

Халид Фахри, турецкий литературный критик

Халид Фахри (Озансой) - один из первых ноэтов-хеджистов, драматург и критик. Родился в 1891 г. в Стамбу­ле. В первых стихах,...
Продолжение...

Голосования

Главная историческая личность Турции
 

Разделы

Главная
Турция
Города Турции
Соседи Турции
География Турции
Турецкая архитектура
Население Турции
Турецкая экономика в 20 веке
Экономика Турции в конце 20 века
История Турции
Турецкие султаны
Культура Турции до 14 века
Турецкая культура 14 - 17 веков
Турецкая культура 17 - 18 веков
Турецкая культура 18 - 19 веков
Турецкая культура в 20 веке
FAQ