Турецкая литература в 20 веке

Турецкая литература в 20 векеБольшую роль в борьбе за реалистическое искусство играли в годы войны и в послевоенный период журналы «Гюн», «Адымлар», «Дикмен», «Юрт ве дунья», газета «Тан». После войны появились рассказы о жизни простых людей Орхана Кемаля, прекрасные, глубокосодержательные стихи Рыфата Ылгаза, Мелиха Джевдета, Октая Рифата, Орхана Вели и других молодых поэтов.
Трагедию разочарования в идеалах служения народу лишь с опорой на чувство долга и личную самоотверженность пережил и учитель Халим Акын — один из главных героев романа Кемаля Тахира «Семечко .в степи». Апатия, охватившая Халима Акына после многих лет работы учителем в глухой провинции, почти на грани нищеты, безо всякой помощи со стороны государства, приводит учителя к мысли о самоубийстве. Только надежда на новое «чудо» — создание системы сельских институтов — возвращает его к жизни и активной деятельности. Главными идеологами этого начинания выступили в конце 1930-х гг. Исмаил Хаккы Тонгуч и Хасан Али Юджель, стремившиеся после смерти Ататюрка продолжить начатую им «культурную революцию» с целью экономического и духовного подъема деревни.

Самоотверженные усилия И. Тонгуча и X. Юджеля, добившихся осуществления своей программы вопреки яростному сопротивлению реакции, дали положительные результаты: за годы своего существования (1940-1948) сельские институты подготовили 17 тыс. выпускников, в основном вернувшихся работать в деревню. Именно они впервые в истории Турции составили массовую прослойку демократической интеллигенции, сохранившей связь с народом. Это оказало значительное влияние на литературу, вызвав к жизни поток «деревенской прозы». Писатели -выпускники сельских институтов Махмут Макал, Факир Байкурт, Талип Апандын, Дурсун Акчам, Юсуф Зия Бахадынлы и другие в 1960-х гг. развернули активную деятельность, добиваясь восстановления системы институтов, ликвидированных под нажимом правых кругов.

В романе Кемаля Тахира «Семечко в степи» велась полемика по двум вопросам: против концепции романа Якуба Кадри «Чужак» о мессианской роли буржуазной интеллигенции, занимавшейся «спасением народа» на свой лад, и против самой идеи сельских институтов, в которой писатель усматривал стремление законсервировать деревню в ее экономической замкнутости и переложить всю ответственность за ее существование с государства на плечи все тех же энтузиастов-одиночек — учителей начальных школ, которые одновременно должны быть на селе и кузнецами, и агрономами, и ветеринарами, и т.п.

При всей справедливости критики Кемаля Тахира следует отметить, что в Турции 1960-1970-х гг. проблема сельских институтов приобрела иное звучание: отвергая рассуждения об отчуждении интеллигенции от народа, представители «деревенской прозы» выдвинули на первый план вопрос о сближении новой демократической интеллигенции с народом, о совместном несении тягот.

Массовая кампания конца 1960 — начала 1970-х гг. «пробуждения и просвещения народных масс», подхваченная многими активистами движения за восстановление сельских институтов и представителями «деревенской прозы» нашла, в частности, отражение в романе-аллегории Юсуфа Зии Бахадынлы «Сель обрушился на Гюллюдже». Учитель Айдын, от лица которого ведется повествование, занят активной работой по просвещению крестьян. Особое внимание он уделяет неграмотному, но честному и здравомыслящему крестьянину Али, который скоро становится руководителем местной организации Рабочей партии и побеждает на выборах в местные органы власти. В образе Али воплощен идеал человека из народа, преодолевающего собственную темноту и поднимающегося до уровня сознательного гражданина и борца.

В начале 1955 г. в Турции был создан Союз турецких писателей. Основные положения его программы — всемерно способствовать развитию турецкой литературы, устанавли­вать творческий контакт между литераторами и писателями других стран, популяризировать литературу (конференции, литературные дискуссии, лекции и пр.).

В ходе бурных дискуссий, охвативших все слои турецкой интеллигенции в 1960-1970-х гг., в центре
внимания был вопрос о путях дальнейшего развития страны, о характере общественного идеала и способах их осуществления. Осмысление событий государственных переворотов 27 мая 1960 г. и 12 марта 1971 г., событий, разделенных десятилетием, началось почти одновременно по всей стране — в первой половине 1970-х гг. Разделение насторонников национально-демократической и на сторонников социалистической революции оказало влияние на позицию авторов.

Коджагёз романом «В Измире», напротив, реабилитирует действия радикалов. Все положительные персонажи книги    и старый кемалист, участник национально-освободительной войны полковник Назиф, и его зять подполковник Сабри, один из организаторов переворота 27 мая 1960г., и социалисты старшего и младшего поколений — едины в своих рассуждениях о том, что вмешательство армии — это неизбежный и, быть может, единственный путь спасения страны в условиях инертности «темных» народных масс.

В 1970-е гг. в литературе существенно расширяется понятие «народ», все отчетливее ставится вопрос о пролетариате как главной опоре интеллигенции. Впервые такой акцент прозвучал в романах «Полдень в Енишехире» Севги Сойсала и «День одиночества» Ведата Тюркали. Главная героиня романа «День одиночества» — Гюнсель — выпускница Стамбульского университета, девушка из трудовой семьи, поддерживает самые тесные контакты и с рабочими, и с левой студенческой молодежью, участвую­щей в событиях, связанных с 27 мая 1960 г., и с социалистами старшего поколения, к которым принадлежит ее брат Хасан, профессиональный революционер из рабочих.

Как в этих книгах, так и в ряде романов, посвященных событиям 1971 г., — «Рассвет» Севги Сойсала, «Зной перед ливнем» Демирташа Джейхуна, «Завтра… завтра…» Пынара Кюра — образы рабочих призваны символизировать собой стойкость, здравый смысл и моральную чистоту труженика. Именно сознательные рабочие в этих произведениях оказываются духовной опорой для мелкобуржуаз­ной интеллигенции, морально надломленной и растеряв­шейся после разгрома левого движения в результате событий 12 марта 1971 г.

В целом можно констатировать стабильные темпы развития реалистического метода в литературе, появление элементов психологизма, символизма и др., отражающие новые веяния в развитии турецкой культуры.

Весь путь развития турецкой литературы — путь нелегкий, с чередующимися периодами бурного развития и упадка, застоя, — не всегда характеризовался творческими исканиями поэтов и писателей, в то же время дал ряд замечательных произведений, особенно нужно отметить животворное влияние устного народного творчества.

Сохраните статью
Культура, история и экономика Турции
Добавить комментарий