Мехмед-эфенди и Великое турецкое посольство

Мехмед-эфенди и Великое турецкое посольствоИирмисекиз Челеби Мехмед-эфенди начинал службу в янычарском корпусе (его прозвище «иирмисекиз» -«двадцать восемь» говорит о его службе в 28-й янычарской роте) и занимал высокие посты. Мехмед-эфенди выдвинулся на переговорах в Пожареваце, где был вторым турецким представителем (первым был Ибрагим-паша, будущий садразам). Перед отправлением во Францию Мехмед-эфенди занимал ответственный пост в финансовом ведомстве. Это был образованный для своего времени человек: он занимался литературной деятельностью, сочинял стихи под псевдонимом «Файзи», оставил блестящее описание своего посольства — сефаретниме («сефаретнаме» — «книга о посольствах»,).

Помимо официальных задач Ибрагим-паша возложил на Мехмед-эфенди совершенно особенное, необычное для турецкого посольства к «неверным» задание. В инструкциях относительно целей посольства он сделал пояснение, что турецкий посол должен «разузнать о средствах цивилизации и образования во Франции и сообщить о тех, которые можно применить (в Османской империи)». Это было одним из самых первых свидетельств нового отношения турецких государственных деятелей к европейскому опыту. 7 октября 1720 г. посол и его многочисленная свита (около 60 человек) погрузились на корабль, предоставленный де Боннаком, и отплыли к берегам Франции. По дороге Мехмед-эфенди остановился на неделю на острове Мальта, где выкупил у Мальтийского ордена пленного капитана турецкого корабля. 2 декабря посольство прибыло в Тулон. Его встречали торжественно: крепость и форты произвели 300 правительственных выстрелов. Однако из-за чумы, охватившей весь Прованс, послу пришлось ждать несколько дней на рейде, а затем, после знакомства с Тулоном, проследовать в порт Сет морем для прохождения 40-дневного карантина на острове Магелон.

Как и опасался де Боннак, карантин был в тягость Мехмед-эфенди, который сказал Ленуару — французскому переводчику при Порте, сопровождавшему посла во Францию, что приехал сюда с посольством, а не в ссылку. Ленуару удалось убедить Мехмед-эфенди в необходимости такой меры: он перевел ему статьи из одной голландской газеты, из которых посол узнал, что даже жители отдаленной Голландии боятся ехать во Францию из-за вспышки чумы. Эти статьи несколько успокоили Мехмед-эфенди, и он решил «поцеловать подол платья терпения», т.е. дождаться окончания карантина. 25 января 1721 г. карантин закончился и посольство высадилось на берег в г. Фрон-тиньяне, где представитель короля предложил ему ехать в Париж окружным путем, так как вспышка чумы еще продолжалась.

Сохраните статью
Культура, история и экономика Турции
Добавить комментарий